Александр Дышловой, руководитель проектов ЦОСЭР

Экологические проблемы Днепра, о которых много лет постоянно пишет пресса, подошли к своей критической точке. Абстрактных дат больше нет. Неотвратимая реальность обозначилась сроком в СЕМЬ лет. По окончанию этого периода страна может полностью утратить Днепр как источник питьевой воды. И речь не только о прекращении сбросов и ограничении гидроэнергетики, а о комплесном лечении смертельной больной реки.

Специалисты сегодня называют пять основных способов убийства Днепра. 

Первый (он же самый банальный) — бесконтрольные ядовитые сбросы и отсутствие современной системы очистки. Например, очищать стоки столицы должны на Бортнической станции аэрации. Но станция за много десятилетий исчерпала свой ресурс. Проблема известна в мире, и мир готов помочь нам в ее решении. Переговоры об участии иностранных структур в реконструкции Бортнической станции велись много лет.  Кредитный договор с Агентством международного сотрудничества Японии (JICA) был подписан 6 июня 2015 года. Он предусматривает выделение нам кредита в размере  108,193 млрд иен (чуть больше $1 млрд),  подготовку японскими консультантами тендерной документации, международный конкурс на определение генподрядчика и начало работ по реконструкции  в ноябре 2018 года.

Но, судя по тому, с каким отставанием от графика идут все процессы, понятно, что начать работы в 2018 году мы не успеем. Соответственно их не успеют закончить к той самой критической для Днепра дате — 2025 году. 

Второй  — климатические изменения. Изменение климата провоцирует повышенное испарение воды.  За 100 лет уровень испарений с водной поверхности увеличился в 10 (!) раз. Из-за загрязнения природная фильтрация сократилась в 20 раз. Сократился боковой приток Днепра от подземных вод. На 25% сократился верхний приток Днепра. Зато отток воды увеличился в три раза.

Как бы скептически мы не относились к влиянию глобального потепления, но бесспорным является неотвратимый и очевидный для ученых процесс осушения рек. Днепр так же подвержен этой беде  — его притоки в некоторых местах уже пересохли.

Третий - незаконная добыча днепровского песка в промышленных масштабах. Без согласований и разрешений. Под крышей силовых структур. С имитацией благовидных предлогов вроде очистки и углубления судоходного русла, укрепления береговой линии намывом и т.д. 

В Украине создана огромная инфраструктурная сеть со своими “генералами». Ассортимент предлагаемой в аренду техники впечатляет: от примитивного миниземснаряда до плавающего экскаватора-амфибии. 

По независимым подсчетам, ежегодно только в Киевской области нелегально добывается около 7 млн. тонн песка. В значительной степени - из Днепра и связанных с ним водоемов. 

Четвертый -  уменьшение скорости течения Днепра. Утратив возможность самоочищаться и возобновляться, Днепр капитулирует перед илом и водорослями. В последние годы фиксируется тотальное цветение, которого не бывает на таких мощных полноводных реках. А ил, согласно последним оценкам, составляет от 15 до 20% водного объема реки.

Сотни новых островков или песчаных кос фрагментирует течение Днепра, что в свою очередь уничтожает естественную экосистему.  Только на Кременчуцком водохранилище ежегодно острова увеличиваются по площади на 600 га.

Пятый – строительство новых ГЭС и ГАЭС. Уже сейчас  систему плотин, ГЭС и ГАЭС, а также вопрос возведения новых объектов, нужно рассматривать в контексте возможной гибели реки как таковой.

Известно, что в ближайшие 10 лет компания "Укргидроэнерго", которая управляет всеми ГЭС и ГАЭС в Украине, кроме Ташлыкской (входит в госкомпанию "Энергоатом"), планирует строительство на Днепре двух новых станций – Каневской ГАЭС (уже ведется) и  Каховской ГЭС-2 (до конца 2018 года должно быть завершено проектирование).

Постройку Каховской ГЭС-2 обсуждали еще в советские времена, но даже при том, более высоком (причем, в разы), потреблении электроэнергии, от идеи отказались, поскольку Каховская ГЭС-1 и так часто простаивает.

В 2010 году «Укргидроэнерго» и ЕБРР все-таки подписали соглашение о предоставлении 1 млн евро на разработку технико-экономического обоснования строительства Каховской ГЭС-2. Этот документ должен был быть подготовлен  еще в 2011 году, но дописать его собираются только к осени будущего года. Если первый миллион удастся «отработать», можно претендовать на финансирование  в размере 450 млн евро. Очевидно, что с точки зрения коммерции это очень привлекательный проект.

Но с учетом неотвратимых процессов на Днепре возникает не только вопрос “Надо ли строить  Каховскую ГЭС-2?”, а “Нужно ли строить нам новые ГЭС вообще”? Или наоборот стремиться к ликвидация дамб, которые нарушают нормальное функционирование и течение реки.

Ученые - “против течения”

В «Укргидроэнерго» настаивает, что их сектор дает стране до 10% электроэнергии, а после сдачи в эксплуатацию Каневской ГАЭС и Каховской ГЭС-2 эта цифра возрастет до 15%. Независимые специалисты говорят, что реальная цифра намного меньше — всего 2% электроэнергии. Поэтому от гидроэлектростанций можно отказаться в пользу более современных источников.

Директор Института проблем природопользования и экологии, член-корреспондент НАН Украины Аркадий Шапарь, один из немногих, кто идет против течения, убеждая  местные органы власти, Кабинет министр и  Президента, что дальнейшее развитие гидроэнергетики окончательно погубит Днепр.

“Только в СССР, а теперь и в Украине строили ГЭС на таких равнинных реках как Днепр.

Мало того, что из-за них в Украине затопили огромные площади плодородных земель, так еще и убивают реку, из которой берут воду для миллионов людей, - говорит Шапарь. - Мы понимаем, что стране нужны валютные поступления от продажи электроэнергии, нужно обеспечивать электроэнергией своих граждан. Но не ценой же доступа миллионов людей к питьевой воде! Ведь электроэнергию можно добывать и иначе, а не только строя новые ГЭС.

К примеру, если на территории Каховского водохранилища разместить солнечную электростанцию, то ее мощность будет в 200 раз больше чем та электростанция, которую собираются построить на этом водохранилище. Так же можно не содержать водохранилища, а время от времени закачивать воду в резервуары на более высокий, правый берег для очистки, очищать и использовать для питья и прочих нужд.

Вдобавок тем, кто считает, что переход от ГЭС на альтернативные виды добычи электроэнергии будет дороже , я советую подумать – сколько Украина ежегодно тратится на структуры ГЭС, на содержание водохранилищ, на борьбу с последствиями загрязнений, которые вызывает человеческая деятельность. Это миллиарды...”, - подытоживает ученый. 

Не меньше сомнений у экспертного сообщества вызывает и отчет об экологическом влиянии  на окружающую среду строительства Каневской ГАЭС, подготовленный  “Укргидроeнeрго”. Национальный координатор по энергетике сети"CEE Bankwatch Network" в Украине Ирина Головко отмечает, что  качество документа очень низкое. В нем не определены границы воздействий, не оценено влияние на прибрежную территорию и на подземные воды, не учтены риски оползней, влияния стихийных явлений и т.д..

Вместо послесловия

С 2016 года экологи и общественные активисты проводят Всеукраинскую кампанию протеста против “Программы развития гидроэнергетики”.  Одной из ее целей  является  создание широкой общественной инициативы, которая бы не допускала строительства ГЭС и ГАЭС без выполнения всех экологических требований.