Александр Дышловой, руководитель проектов ЦОСЭР

ВРУ поддержала за основу законопроект "О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно усовершенствования законодательства по вопросам обращения с радиоактивными отходами" (№ 6089).

Он вводит классификацию  радиоактивных отходов — очень низкоактивные, низкоактивные, среднеактивные и высокоактивные. Их будут помещать в хранилища с соответствующим уровнем защиты. 

В пояснительной записке содержится фраза о поверхностных хранилищах. И о том, что, по мнению экспертов Европейского Союза, “экономический эффект от внедрения усовершенствованной классификации будет существенным”.

Объясняю, к чему все это делается. Украина отказалась от российского ядерного топлива в пользу американского. Компания Westinghouse, наконец, победила “Росатом”. Атомные блоки страны активно переводятся с ТВЭЛов  на  Westinghouse. Их даже удалось перестроить, чтобы они не “выплевывали” непривычное топливо и не создавали угрозу новых “чернобылей”. После многочисленных внештатных ситуаций и остановки блоков это удалось.

Но осталась одна проблема — куда девать отработанное топливо? Российское мы отдавали России и платили за его утилизацию около 200 млн долларов в год. Американцы, судя по всему, забирать свое отработанное ядерное топливо не хотят. Даже за 200 млн долларов. Законы большинства стран, имеющих АЭС, запрещают принимать чужие отходы на своей территории.  России мы, понятное дело, сдать “американские обноски” не сможем. Где будем хранить? Тут, в Украине.

Планы строительства хранилища в Чернобыльской зоне возникали еще в начале 2000-х. Но от них отказывались, потому что это дорого. Точнее, дорого, если по всем правилам. Под землей. В специальных шахтах. С высокой степенью надежности. А если дешево и сердито? Построить наземное хранилище, которое защищено только собственными инженерными сооружениями и относительной удаленностью от людей?

Что-то подобное, судя по всем информационным утечкам, смастерит нам  американская компания Holtec International, которая выиграла тендер на реализацию проекта.

Писали, что до недавнего времени эта компания была лишь производителем контейнеров для отработанного ядерного топлива и не имела опыта в строительстве хранилищ. Но опыт дело наживное. На нас и потренируется.

Вызывает тревогу, что проект наземного хранилища отработанного ядерного топлива -  экспериментальный. Нигде в мире, насколько я знаю, такой способ долговременного хранения ядерных отходов не использовался. Как правило, хранилища размещают в устойчивых геологических структурах – соляных шахтах, в горных выработках.  

Ну, а мы поэкспериментируем. Парламент соответствующий закон в первом чтении принял. Денег нам немного дали. Кредита в 250 млн долларов  как раз хватит на поверхностное хранилище. Подземное стоило бы гораздо дороже — около 1 млрд долларов. Но такую роскошь мы себе позволить не можем. А рисковать судьбой  будущих поколений — легко!