Александр Дышловой, руководитель проектов ЦОСЭР

Мусор становится чем-то особенным в судьбе Украины. Отходы, действительно, съедают нашу страну.  По официальной статистике, на 6,5 тыс легальных свалок лежит 12,5 млрд тонн мусора. Ежегодно туда добавляют по 300 млн тонн отходов, из которых 12-14 млн тонн — бытовых. Кроме того, существует около 33 тысяч нелегальных свалок: точного их количества никто не знает.

Общую площадь украинских свалок можно приравнять к территории всей Дании  - более 43 тыс. кв. км. При этом, 80% из них переполнены,  практически все уже отслужили свой срок и в любой момент могут повторить трагедию Грибовицкого полигона, где в мае 2016 года под завалами горящего мусора погибло четверо людей.

Одна из причин, почему Украина так сильно загажена свалками, легальными и нелегальными, в том, что ни  законодательство, ни экономическая выгода не стимулируют перерабатывать мусора. Как сказал министр экологии и природных ресурсов Украины Остап Семерак,  у нас знают лишь один способ утилизации - захоронение.

Действительно, на всю страну есть только два мусоросжигательных завода:  "Энергия" в Киеве и экспериментальный завод в Люботине Харьковской области, который работает на отходах от ПАО "Укрзализныця". Также в Харькове имеются две передвижные мусоросжигательные установки.

СМИ то и дело пишут , что в Украине  около сотни предприятий по вторичной переработке мусора. На самом деле, разъясняют специалисты, то, что у нас называют мусороперерабатывающими заводами, являются всего лишь сортировочными линиями. Но и тех насчитывается не более двух десятков, и доминирующей роли они не играют. А вот настоящих мусороперерабатывающих заводов у нас нет вообще.

Есть, правда, многострадальный Ривненский мусороперерабатывающий завод, который якобы способен производить из мусора альтернативное топливо. Но пока он работает как сортировочная станция. Построенный  летом 2012 года завод остановился  через полгода после открытия из-за юридического казуса. НКРЭКУ  не утверждала ему тариф без лицензии, а лицензию не давали, ибо  по  закону «О лицензировании определенных видов хозяйственной деятельности» работа с бытовыми отходами не подлежит лицензированию.

 Кроме того, существуют несколько десятков фирм, получивших соответствующие лицензии на утилизацию отходов, в том числе и опасных. Но, во-первых, некоторые из них работают только на бумаге, помогая местным властям тянуть деньги из центрального бюджета. Во-вторых, чтобы утилизировать, скажем,  люминесцентные лампы, в составе которых содержится ртуть, или медицинские отходы, опасные для здоровья окружающих, их нужно отделять от другого мусора.

И если у предприятия еще можно забрать разделенный мусор, то население (а, нередко, и больницы) все сбрасывают в один пакет — и объедки, и лампы, и упаковочную тару, и шприцы с кровью. Потом все это вывозится на один полигон, где смешивается в кучу. Бумага, например, в таких условиях пропитывается «пищевой жижей», отчего становится неинтересной как вторсырье и остается «жить» на свалке. А раздельный сбор бытового мусора у нас введен лишь в 53 населенных пунктах  (крупных и малых), да и там народ  норовит по-старике засунуть все в один контейнер.

Поэтому переработке в Украине подвергается только несколько видов отходов: около 15 предприятий заняты переработкой макулатуры, столько же — стекла,  16 - металла , 19  - специализируются на ПЭТ (полиэтилентерефталат) и  37 предприятий - на вторичных полимерах.

Несмотря на красивое название, вторичные полимеры — это достаточно примитивный технологический процесс: дробление и переплавка пластиковых бутылок в гранулы. Еще более примитивным является процесс сортировки мусора непосредственно на свалках. Известный журналист Руслан Коцаба, до того, как стать диссидентом, снял яркий репортаж «Как работает «мусорная мафия» Украины?» - о цыганской  «сортировочной станции» на свалке в Новых Петровцах.

И такая же картина практически на каждой свалке страны. Обработкой и сортировкой украинского мусора  преимущественно занимаются цыгане и бомжи. Естественно, все они находятся под контролем  баронов и криминальных авторитетов. Те в свою очередь заносят «долю» местной власти и правоохранительным органам. Поэтому бизнесом на отходах могут заниматься лишь фирмы, связанные с местной властью.

Никакие директивы свыше, никакие обещания инвестиций не помогут  зайти на этот рынок фирме со стороны. Грубо говоря, чтобы переплавлять бутылки в гранулы нужно быть по меньшей мере депутатом местного совета или хотя бы кумом районного прокурора.

То же самое касается и вывоза мусора. Почти всегда фирмы, получившие подряд на перевозку, связаны с местной властью. Она же устанавливает и тариф, который часто включает стоимость захоронения отходов. Но, как правило, никакого захоронения не происходит: мусор просто сваливают на полигонах или нелегальных свалках. Это позволяет «сэкономить» выделенные из бюджета деньги и поделить их между своими.

Впрочем, сказать, что иностранный или отечественный капитал сильно рвется в данную сферу, было бы преувеличением. На сегодня это экономически невыгодно.  Экологи подсчитали: чтобы наладить весь цикл сбора, переработки и утилизации мусора в Украине, тариф за вывоз и утилизацию мусора должен находится в пределах 50-100 грн на одного человека. Сейчас он в 10 раз ниже.

Но даже поднятие тарифа или введение утилизационного сбора не очистит Украину от свалок, потому что деньги моментально «съест» коррупция. Попытки что-то создать на данном поприще предпринимались Кабмином не раз, начиная с середины 90-х годов. Но всегда заканчивались громким фиаско. 

Еще в 1998 году была создана государственная компания «Укртарапереработка», которой все производители упаковки должны были уплачивать  некую сумму с каждой единицы продукции. На эти деньги планировалось создать  сеть перерабатывающих предприятий.

Но сначала несколько лет шла борьба вокруг постановления о сумме сбора на переработку тары (документ то принимали, то отменяли). Потом «Укртарапереработка» превратилась в ГП «Укрэкопромресурсы» и  обрела клеймо монополиста. Наконец, в 2015 году, когда министром экономического развития и торговли был  Айварас Абромавичус, госпредприятие ликвидировали.  

С тех пор правительство почти ничего не делает. Или делает фрагментарно со скоростью черепахи. Как водится создали рабочую группу из  Министерства регионального развития, строительства и ЖКХ, Минэкономики и Минэкологии. Пообещали выработать стратегию «поведения с отходами» и план противодействия мусорной мафии. Но ничего толкового не родили, а лишь переругались между собой за право лицензировать, тарифицировать и контролировать финансы. Что не удивительно — у семи нянек дитя без глаза.

На сегодня Кабмин ограничился  письменным изложением мечты о 100% переработке отходов: теперь это предусмотрено проектом Национальной стратегии обращения с отходами. Хотя даже о том, чтобы 15% нынешнего содержимого свалок попадало  в переработку, говорить пока рано.

В сухом остатке у нас два минуса. Профинансировать инфраструктурные проекты, которые уменьшат площадь свалок, правительство не может — нет денег. Привлечь инвесторов ему тоже не удается, потому что официально делать бизнес на переработке у нас не выгодно. Да и мусорная мафия на местах чужих не допустит.

Так что единственным реальным шагом в данной сфере можно назвать попытку провести инвентаризацию свалок и создать их реестр. В результате этих усилий появилась интерактивная карта свалок, составленная экологическим министерством. Но ее нельзя назвать достоверной, так как информация собиралась от облгосадминистраций и учитывала далеко не все официальные полигоны, не говоря уже о стихийных свалках. На сегодня так называемая «экомапа» содержит информацию только о 2,6 тыс. свалок из, как мы сказали выше, почти 6,5 тыс. официальных и 33 тысячах - неофициальных. Которые в любой момент могут превратить  Украину в «мусорный Чернобыль». 

ульяновские двери лантана

чудо гриль сковорода

Фильчаков прокурор отзывы

1688юсщь

куплю блендер