Сергей Блюм, член Совета экспертов ЦОСЭР

Украинская отрасль IT является одной из немногих уверенно растущих отраслей в Украине. Сейчас клиентами украинских айтишников являются мейджоры рынка, такие как Intell, Boeing, Citibank, DaimlerChrysler Aerospace, Microsoft и другие.

Причина этого заключается в том, что государство долгое время просто не знало о существовании такой деятельности. Точнее говоря, люди, занимавшие ключевые посты в государстве, считали «компьютерщиков» несерьезными людьми, а саму эту отрасль — баловством, не стоящим внимания. Это невнимание властей создало для ай-ти отрасли практически тепличные условия. Именно поэтому в Украине быстро и уверенно развился интернет, который у нас лучше, чем в России и некоторых европейских странах, именно поэтому четыре украинские аутсорсинговые компании вошли в сотню наиболее успешных компаний отрасли.

Понятно, что у ай-ти отрасли есть свои особенности. Она не нуждается в промышленных площадях, компьютерщики могут работать дома, единственным, потребляемым ею ресурсом, является электричество. Опять-таки, «на программиста» можно учиться не выходя из квартиры, ту же Java можно изучать по бесчисленным интернет - курсам. Выучил курс, прошел тест, получил практику на open-source проектах и ты уже сертифицированный программист. Даже высшее образование не обязательно, оно желательно просто потому, что помогает разобраться, что к чему. Обо всем этом знает тот, кто выдал сертификат и тот, на кого ты работаешь.

Все это, плюс высокий, относительно прочих украинцев, доход, создало условия для быстрого роста отрасли в нашей стране.

Теперь давайте посмотрим, что государство может сделать со всем этим, имея в виду промышленную революцию и наши перспективы.

Лучшим решением сейчас было бы максимальное невмешательство в отрасль, возможно, освобождение ее от налогов. Когда государство добралось до айтишников, первым делом оно начало чинить им препятствия. Например, в получении дохода из-за границы. Никто не хочет добровольно «продавать» валюту по курсу НБУ, поэтому, часть отрасли ушла в тень. Многие, кому позволяет доход, просто не везут в страну свои доллары, а оставляют их на счетах в зарубежных банках. То есть, в любом случае, государство не получит того, что хочет, но оно может навредить отрасли, которая должна стать драйвером перемен. Приток валюты в страну, не говоря уже о рабочих местах и перспективах, которые открываются для тех, кто раньше других начнет «третью промышленную революцию» с лихвой перекрывают эти кажущиеся «убытки».

Теперь об аутсорсинге. Здесь часто в пример приводят Индию, которая тоже начинала с аутсорсинга, а теперь занимает одно из лидирующих мест в отрасли. Действительно, Индия демонстрирует нам потрясающие примеры. В той же ТАТА Consulting Service работает 235 тысяч человек, а ее оборот составляет 8,2 млрд долларов. И это далеко не единственная индийская компания такого масштаба. Но Украина отличается от Индии в одном фундаментальном вопросе — в защите прав собственности. Продуктовые компании не будут работать на внутреннем рынке до тех пор, пока собственность не будет защищена надлежащим образом. Ай-ти производство не нуждается в складах, логистике, расходных материалах и тому подобном. Оно существует в «реале» в лучшем случае, в виде офиса с компьютерами. Ничто не держит его в родной стране. И если есть возможность зарегистрироваться на Кипре, где собственность будет защищена британским правом, компания будет зарегистрирована на Кипре.

Впрочем, для целей третьей промышленной революции не так важно, где именно будет зарегистрирована продуктовая компания, главное, чтобы был этот самый продукт. Но важно не только это. Мы говорим об ай-ти, потому, что существенной частью третей промышленной революции является «интернет вещей». Ай-ти у нас находится со стороны слова «интернет». Остается еще слово «вещь». То есть, нам нужны люди, которые, с одной стороны, понимают, что такое «программа», с другой — что такое «вещь». Это только кажется, что это очевидное знание. Это совсем не так. Грубо говоря, для того, чтобы сделать чайник, подключенный к интернету, нужно хорошо понимать, как работает чайник, кому он чайник, зачем и почему, а также, в чем глобальный смысл подключения чайника к интернету и его взаимодействия с другими чайниками. Это знание можно было бы назвать «инженерным». Вот с этим как раз будут проблемы, и не только у нас.

Большинство тех, кого мы называем программистами, учится работать и работает в рамках узких задач, что вполне логично для современной ситуации. Байки о заказчике и программисте, которыми переполнен интернет, очень ясно иллюстрируют это состояние дел. Айтишник не всегда понимает (да ему и не нужно) назначение продукта, который он создает. Продукт создается и затем живет своей жизнью. Его дальнейшая судьба интересует отдел техподдержки, а то, кто и зачем его использует интересует отдел маркетинга. Для третьей промышленной революции этого будет мало.

Более того, помимо инженеров, резко возрастет спрос на людей, умеющих что-то делать своими руками. Сегодня то, как устроены и как работают те или иные устройства и их составляющие, диктуется, прежде всего, возможностями серийного производства, то есть, возможностями станков, сборочных линий и т. п. Все это меняется крайне медленно, проект, который сулит большие перспективы, но требует смены оборудования, скорее всего, будет отложен в долгий ящик. Но в эпоху «третьей промышленной революции» множество вещей будет производиться с помощью трехмерной печати. Она не зависит от технологий сборочных линий. Следовательно, свобода для создания прототипов сильно расширяется. Поэтому, тот, кто умеет делать что-то своими руками получает здесь большое преимущество. Инженер-самоделкин наконец-то может поймать свою звезду.

Для Украины это означает следующие вещи. Во-первых, нужно сохранить техническое образование, которое пока еще существует и кое в чем выглядит довольно неплохо. Во-вторых, нужно попробовать возродить то, что раньше называлось «профессионально-техническим» образованием, возможно, путем предоставления все тех же налоговых льгот. Только учить там нужно не столько работе на токарном станке, сколько, умению создавать новые вещи и комбинировать старые с получением нового качества. Этакий кружок «Юный техник» 21 века.

Соответственно, вслед за инженерами подтянется и прикладная наука, а вслед за ней — фундаментальная. Обычно наблюдается именно такая последовательность. Сначала был создан паровой двигатель (хотя никто не мог толком объяснить, как он работает), затем появился Карно, а уж затем — Больцман и прочая термодинамика. Таким образом, «третья промышленная революция» может спасти украинскую науку, просто создав на нее платежеспособный спрос. И все это произойдет вне всяческих академий наук и отчаянных попыток их реформировать. Ну, а драйвером всего этого может стать ай-ти отрасль.

какой ssd выбрать для игрового компьютерапромышленные насосные станцииАлександр Фильчаков ВасильевичАлександр Фильчаковкрасивый макияж глаз в домашних условиях